утраченные иллюзии

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

утраченные иллюзии > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — понедельник, 20 августа 2018 г.
Взято: Nick Drake - Place to Be Owner of this Mess 23:01:19
­Дзига Петрович 5 августа 2018 г. 17:27:26 написал в своём дневнике ­ух деффки
When I was young, younger than before
I never saw the truth hanging from the door
And now I'm older, see it face to face
And now I'm older, gotta get up, clean the place

And I was green, greener than the hill
Where flowers grew and the sun shone still
Now I'm darker than the deepest sea
Just hand me down, give me a place to be

And I was strong, strong in the sun
I thought I'd see when day was done
Now I'm weaker than the palest blue
Oh so weak in this need for you
­­
Источник: http://painkiler.be­on.ru/40819-454-nick­-drake-place-to-be.z­html
She's kerosene Eternal Fool 21:37:20

Эти химичес­кие радости­ не для меня

I'm a match, she's kerosene
You know she's gonna burn down everything



Жизнь чертовски странная штука. Я могу быть сколько угодно бессердечной, но если это воскресенье и на часах близится к пяти, значит, кто-то будет переживать эмоции персонажа, как свои. Если главный гад способен царапаться и отнимать десять лет жизни, то он поплатиться за то, что посмел ранить Шпрота. Если Ганимед умирает, значит, пора входить в ярость и крушить тех, кто посмел убить птицу. Когда твои друзья при смерти и весь окружающий мир в огне - борись с отчаянием. Когда все заканчивается, расплачься и обними своих друзей покрепче. Ну а когда пробьет девять, пора возвращаться к безразличию, потому что только в нем ты можешь спастись.
<...>
Жизненно необходимо побыть жрецом-дворфом раз в неделю.


Категории: Моё, Мысли, Ночной бред, Подземелья и Драконы
Позавчера — воскресенье, 19 августа 2018 г.
Взято: • Призрачный веночек 19:38:44
­neil jоsten 13 июля 2018 г. 22:33:43 написала в ­BREATH OF LIFE [gifs & books]
Знаки как песни Halsey:
­­
Овен:"Ураган"
Я не задерживаюсь на одном месте
Я - девочка на одну ночь,
Не принадлежу ни одному городу,
Не принадлежу ни одному мужчине.
Я неистовство проливного дождя,
Я - ураган.
Телец:"Странная любовь"
Все ждут не дождутся того момента,
Когда я осмелюсь назвать твоё имя,
Но я закопала его в землю так глубоко,
Как та дыра, оставленная тобою в моём сердце.
И все хотят знать, каково это –
Слышать, как ты кричишь.
Они знают, что ты походишь на Бога,
И не поверят в то, каким слабым я тебя сделала.
­­
Близнецы:"Призрак"
Ты говоришь, что не подходишь мне,
Ведь я все время вынуждена привлекать твое внимание.
Я кричу, что ненавижу тебя, когда ты уходишь,
Но мне все равно это нравится.
Рак:"Не дать мне вырваться"
Бросить меня в глубину, смотреть, как я буду тонуть,
Сбить меня с ног,
А я говорю, что хочу больше, это то, для чего я живу.
­­
Лев:"Падаю на колени"
И теперь мы потерялись где-то во вселенной,
В номере отеля, где шалят демоны.
Они путаются под нашими ступнями,
А мы путаемся в простынях.
Дева:"Цвета"
Всё синее:
Его таблетки, его руки, его джинсы, —
И теперь я охвачена этими цветами,
Разорвана по швам.
­­
Весы:"Едем"
Всё, что мы делаем, – просто едем,
Просто думая о чувствах,
Которые скрываем друг от друга.
Мы просто сидим в тишине,
Ожидая какого-то знака свыше.
Мы так устали, но оба слишком горды
Скорпион:"Бензин"
Ты такой же помешанный, как я?
Такой же странный, как я?
Поджигаешь спички, лишь для того, чтобы поглотить пламя?
­­
Стрелец:"Замок"
Если ты хочешь сломать все эти стены,
То ты точно будешь весь в синяках
Сейчас моя шея открыта,
Так и просит об удушении
Козерог:"Юное божество"
Свет в конце тоннеля –
Всего лишь блеск твоих глаз.
Знаю, ты хочешь попасть в рай,
Но пока ты лишь человек
­­
Водолей:"Римские каникулы"
Мы будем искать солнечные лучи света,
Либо светящиеся фары
До тех пор, пока наши глаза не ослепнут
Рыбы:"Власть"
Я не могу справиться с этой ужасной энергией,
Черт возьми, правильно, ты должен бояться меня,
У кого сейчас власть?
Источник: http://pictress.beo­n.ru/54-132-.zhtml
Junko Ozawa Manegarm 15:14:48

THE JUDGE



­­
­­
So I know that you been cheating with my friend
Prepare to die, prepare for war
I can tell the oceans in your eyes are red
I'm all fired up to end this now

And by the time you got to hurt me
The night was clearly over
The friends I lost were never meant to be
I don't know why I never saw it
It must be 'cause I trust you
I guess I must have loved you way too much





Категории: Цитаты
суббота, 18 августа 2018 г.
[ Одна из любимых ] Earl Sher. 22:18:26

Now I see the times they change.

Now I see the times they change
Leaving us, it seems so strange
I am hoping I can find
Where to leave my hurt behind
All the shit I seem to take
All alone I seem to break
I have lived the best I can
Does this make me not a man?

keep hiding seоkjin 21:55:44
это хорошее решение.
потому что когда пройдут время и нужда во мне, здесь мы никогда не пересечёмся.
All over me. Milagres Fiori 21:08:47

e il diavolo­ una volta era un angelo


­­

My respiration and inspiration...the beating of my heart...the passing of blood and air through my lungs. The sniff of green leaves and dry leaves, and of the shore and darkcolored sea-rocks, and of hay in the barn. The sound of the belched words of my voice...words loosed to the eddies of the wind. A few light kisses...a few embraces...a reaching around of arms. The play of shine and shade on the trees as the supple boughs wag. The delight alone or in the rush of the streets, or along the fields and hillsides. The feeling of health.... the full-noon trill.... the song of me rising from bed and meeting the sun.

Rian's stars in the night
Shine more brightly over her,
The god's moon and the goddess's
Guard her with their light.

Even the birds above the lake
Are singing of my love,
And even the flowers along the shore
Are growing for her sake.


­­



Подкаст Aurah - All over me. ( 03:43 / 5.1Mb )

Категории: За литературной строкой, Поэтика души, Тоска, У меня мурашки, Чувства, Письма
21:12:01 Milagres Fiori
‘Cause I know, that you know, You’re all over me now. And it’s clear, it will show, Your curtains will close. But if your heart is cold, my sheets are warm. I will shelter you all through the storm. All I can stand in my heart it’s you. In the space between what’s wrong and right, You will find me...
еще...
‘Cause I know, that you know,
You’re all over me now.
And it’s clear, it will show,
Your curtains will close.
But if your heart is cold, my sheets are warm.
I will shelter you all through the storm.

All I can stand in my heart it’s you.
In the space between what’s wrong and right,
You will find me waiting for you..

. slowautopsy 15:16:04

Tis true my form is something odd,
But blaming me is blaming God.
Could I create myself anew,
I would not fail in pleasing you.
If I could reach from pole to pole,
Or grasp the ocean with a span,
I would be measured by the Soul,
The mind’s the standard of the Man.

четверг, 16 августа 2018 г.
/// дотяну или разобьюсь 20:13:19

буйный бродяга­, бедстви­й дитя

got u secret can u keep it
этим вечером я твой -А и я твоя хохо Сплетница
и стоило бы всё это начинать?
Небесный подарок - Хвост феи, Репетитор-киллер Реборн. Тсунаеши Савада/Венди Марвелл. Rony Key 17:04:22
- К-киоко-т-тян. - парень с растрепанными каштановыми волосами переминался с ноги на ногу, стоя перед девушкой с рыжеватыми волосами. Та вскинула на друга зеленоватые глаза и вопросительно взглянула на Тсуну. Тот заметно мялся и краснел. Казалось, что он сейчас упадет в обморок. Потом все же кое-как пробормотал. - Т-ты мне д-давно н-нравишься. Д-давай встречаться?
Киоко молча смотрела на друга, не спеша отвечать. В ее глазах Савада прочел ответ, который не хотел бы услышать. Сасагава улыбнулась и покачала головой:
- Прости. Но мне нравится другой. - и как будто этого мало, забила в крышку гроба последние гвозди. - И если честно, я не знаю как бы стала встречаться с таким человеком как ты. ты хороший парень, просто... немного неуклюжий. Так что прости.
- Да в-все в порядке, Киоко-тян. - шатен через силу улыбнулся.

***



- Вы чего? Плачете? - раздался рядом тихий писк. Савада вскинул голову, рассматривая подошедшую. Сначала перед глазами все размывалось из-за слез, но потом картина прояснилась. Это была девочка лет 13. Необычайно странного оттенка темно-синие длинные волосы, завязанные в забавные хвостики. Простая фиолетовая толстовка с длинными руками и с оранжевым рисунком в виде какого-то герба. На капюшоне были кошачьи ушки. Из под толстовки была видна черная юбка. Тонкая щиколотка на правой ноге была обвязана красной ленточкой. Точно такая же ленточка было повязана на шею. К ней был прикреплен белый кристалл в виде месяца. Самое странное, что при таком холоде обуви на ней не было. - У вас что-то болит?
- А? Н-нет. - шатен еле заметно покачал головой и бледно улыбнулся. Почему-то рядом с этой странной девочкой его сердце наконец-то перестало болеть. Да и чувствовать себя он стал намного лучше. - Меня зовут Тсунаеши. А тебя как?
- Что случилось, Тсуна-сан? - вопросительно склонила голову набок синевласка. Вопрос она просто проигнорировала. Или не посчитала нужным на него отвечать.
- Ничего. - тот отрицательно качнул головой. Эта малышка не должна принимать его проблемы. Почему-то именно в этом шатен был уверен твердо. Может потому, что она сломается под лишней ношей? Чувство, что она не так проста, как кажется, посетило его сразу. А своей интуиции Савада привык доверять безоговорочно. - А что ты так поздно гуляешь одна? Разве это не опасно?
- Может и опасно. - девочка весело улыбнулась. - А может и нет. Кстати, меня зовут Небесная. Я ваш подарок.
- Чего?! - опешил шатен. Небесная пару минут серьезно смотрела на него, а потом не выдержала и захохотала.
- Шутка! - потом посерьезнела. - Вообще-то меня зовут Венди. Венди Марвелл. Просто вы сидели здесь с таким убитым видом, что мне захотелось вас развеселить. Только не получилось. - кареглазая погрустнела.
- Да нет. Получилось. - улыбнулся парень. Малышка весело заулыбалась, продемонстрировав клычки немного острее, чем у обычных людей. - Ты не ответила на вопрос. Разве не опасно гулять в такое позднее время одной?
- Ну... - девчушка задумчиво покачалась с мыска на пятку и обратно. - Наверное да.
- Тогда... зачем ты гуляешь? - Тсуна и сам не мог понять, зачем спрашивал. Просто... ему неожиданно захотелось понять эту странную Венди. Синевласка присела рядом, весело улыбаясь. - Почему твои родители разрешают тебе гулять так поздно?
- А ваши? - вопросом на вопрос спросила Марвелл. - Вы же тоже так поздно гуляете. Ваши родители наверняка волнуются! Так что идите домой.
- А ты?
- А у меня их нет. Так что волноваться некому. - с этими словами девочка резко подскочила со скамейки, крутанулась на месте и подала руку Тсуне. - Пойдемте, я провожу вас до дома.
- Как это нет? - удивился Савада, не двигаясь с места.
- Вот так вот. - синевласка пожала плечами, беззаботно улыбаясь. - Настоящих родителей я никогда не знала. А моя приемная мама пропала, когда мне было пять лет.
- Так ты живешь одна? - удивился шатен. Он и представить не мог, что в таком возрасте можно жить одной. Ведь у него всегда была Нана. А еще друзья и Реборн. - Совсем? Как же так?
- Ну предположим, что не совсем. - весело захихикала Марвелл. - Вместе с Шарли.
- Шарли?
- Это моя кошка. А еще вместе с Гажил-саном. Он для меня типа что-то вроде брата. Странного брата. Потому что приходит раз в месяц в лучшем случае. А еще постоянно пьяный. Наверное это Кана-сан старается... - с сомнением протянул девчушка, на секунду выпав из реальности. - Кстати, этот раз был совсем недавно. А если быть точнее, то позавчера. Ну так что, пошли я тебя провожу?

***



- С-спасибо тебе большое. - улыбнулся Тсуна, когда оба остановились около его дома. В окнах ярко горел свет. Видно было, что парня тут ждут.
- Да не за что. - улыбнулась та. - Давай иди. Вон как тебя ждут. Я прослежу.
Когда парень с девушкой подошли, дверь расхнулась и на крыльцо к опешившему шатену метнулся Хаято со своим знаменитым "Джудайме!!!!!". Рехей как всегда вопил про ЭКСТРИМ. Такеши улыбался. Хибари недовольно молчал. Видимо он был зол на то, что его сдернули сюда. Удивленного Саваду окружили, вопя что-то. Парень растерянно оглядывался и улыбался.
- Пойдем домой, никчемный Тсуна. - недовольно буркнул Реборн. Кареглазый уже почти зашел в теплый дом и тут неожиданно обернулся. - Венди, а ты?
- А я тут посижу. - раздалось задорное в ответ. Все увидели, что на заборе сидит девочка с темно-синими волосами и, весело улыбаясь, болтает в воздухе босыми ногами. Из ее рта вырывались клубы пара. Щеки порозовели от холода. Она куталась в толстовку. - Идите. Я сейчас домой пойду...
- Ну уж нет. - решительно взмахнул головой Тсуна и, мгновенно подлетев к ней, стащил за руку, заставляя слезть, и повел в дом. - Замерзнешь ведь. Да и куда ты сейчас пойдешь? К кошке? А так я тебя хоть чаем напою. Ты все же меня в некотором роде спасла.
- Угу. - девчушка весело улыбнулась, покорно следуя за ним.
- Тсуна-кун, кто это? - спросила Нана, рассматривая хрупкую девочку.
- Это Венди. Это она уговорила меня вернуться. - виновато заулыбался шатен, чеша в затылке. Синевласка немного робко улыбнулась. Хибари в упор разглядывал ее, словно пытаясь понять что-то важное.
- Вот держи. - с этими словами Тсуна вручил девочке чашку с горячим чаем. Синевласка подобрала ноги под себя и, подув, сделала маленький глоток. Она сморщилась, обжегшись, и сделала еще глоток.
- Вкусно?
- Угу. Спасибо! - весело заулыбалась Марвелл.
- Твои руки. - как всегда холодно произнес Хибари, в упор глядя на синевласку. Малышка покраснела, чуть не выронив чашку, и попыталась натянуть рукава до кончиков пальцев.
- Что у нее с руками? - удивился Тсуна. Марвелл краснела, ничего не говоря. Не отвечая на заданный вопрос, Кея приблизился к синевласке и молча засучил ее рукав. На тонкой ручонке пятнами проступали большие синяки. От темно-синих, только появившихся, до желтоватых, уже отцветающих. Местами были заметны и еле заметные красные пятна. Из них в скором времени обещали появится новые синяки.
- Ой. - виновато протянула Венди, снова натягивая рукав толстовки.
- Со второй тоже самое? - также холодно спросил Кея. Кареглазая покраснела еще сильнее и еле заметно кивнула.
- Ты про это говорила, что твой типа брат вчера приходил? - тихо уточнил Тсуна. Он скорее утверждал, чем спрашивал. Небесная кивнула и немного неуверенно улыбнулась. Похоже, она не понимала, чему все так злятся. Рехей завопил что-то на подобие "Я ЭКСТРИМально взбешен!".
- Спасибо за чай, но мне пора. - с этими словами малышка весело поднялась на ноги и, поставив чашку на стол, потопала к двери. Тсуна дернулся к ней, но природная скромность помешала ему ее остановить. Это заметил Хаято. Вот уж кто природной скромностью не отличался.
- Стоять, глупая женщина. - Гокудера ухватил ее за шиворот, останавливая, и недовольно спросил. - И вообще, ты чего босиком разгуливаешь? Джудайме о тебе беспокоиться.
- Босиком? - Марвелл так растерянно уставился на свои ноги, словно впервые их видела. И снова протянула свое коронное. - Ой... П-простите...
- Да что нам с тобой делать? - тяжело вздохнул Тсуна, улыбаясь.
- Отпустить? - неуверенно спросила Венди. - Все же я Небесный подарок. И меня нужно отпустить, когда небо позовет меня обратно.
- В каком смысле? - удивился Такеши, как всегда улыбаясь. Впрочем, ему не привыкать к странным людям...
- В прямом. - хихикнула малышка и счастливо улыбнулась. - Ребят, спасибо. Мне было весело! Мы еще встретимся.
С этими словами она расстаяла в воздухе, оставив удивленных мафиози в гордом одиночестве.

­­
­­

Музыка Bad moon
Настроение: странное
Хочется: сладостей
Категории: Мои фанфики
- Еsthеr в сообществе NIX ET NOX 11:25:49

born to be wild

Ритуальные танцы.

Танец как часть религиозного культа мог обеспечивать вхождение в особое психическое состояние, отличное от обыденного, в котором возможны различного рода мистические контакты с миром духовных энергий. Некоторые религиозные мыслители определяют такие танцевальные культы как попытку (по существу, механическую) прорыва к высшей духовности, возвращения духовной интуиции, ощущения полноты бытия, утраченные в связи с постигшей человечество на заре истории метафизической катастрофой. Следствием этого рокового события для человека явился разрыв с Богом и вечные мучительные поиски возвращения былой гармонии с собой и миром.
Подробнее…
Тотемические пляски, которые могли длиться по нескольку дней, представляли из себя сложные многоактные действа, имели целью уподобление своему могущественному тотему. На языке северо-американских индейцев тотем буквально означает «его род». Тотемические мифы — это сказания о фантастических предках, потомками которых считали себя древние люди. Тотемом является не просто какое-либо животное, а существо зооморфного вида, способное принимать облик животного и человека. Тотемические ритуалы связаны с соответствующими мифами, которые поясняют их. Например, танец крокодила. Он (вождь племени, исполняющий этот танец) «…двигался какой-то особенной походкой.

Понятие «инициация» в самом широком смысле обозначает комплекс ритуалов и устных наставлений, направленных на радикальное преобразование религиозного и социального статуса иницианта. С философской точки зрения, инициация эквивалентна изменению экзистенциальных условий. После своих испытаний новиций восстает как новое существо: он становится «иным». Существует три общие категории, или типа, инициаций.

Первая категория охватывает коллективные ритуалы, маркирующие переход из детского или подросткового возраста во взрослое состояние и являющиеся обязательными для всех членов каждого конкретного общества. В этнологической литературе эти церемонии называются «ритуалами зрелости», «племенными инициациями» или «инициациями возрастных групп».

Ритуалы, входящие в две другие категории, отличаются от инициаций зрелости тем, что они не являются обязательными для всех членов сообщества; напротив — большая их часть совершается в отношении индивидов или относительно малых группах. Вторая категория включает все типы ритуалов вхождения в тайное общество, союз (Bund) или братство. Доступ в закрытые общества ограничен по половому признаку; сами же общества ревностно оберегают свои секреты. Большинство обществ — мужские, то есть это секретные братства (Mannerbunde), но также существует и некоторое количество женских сообществ. Однако, на древнем Ближнем Востоке и Средиземноморье доступ в подобные союзы, или «мистерии», был открыт для обоих полов. Мы можем назвать греко-восточные мистерии именно тайными братствами, несмотря на некоторые типологические различия.

Наконец, третья категория включает инициации, связанные с мистическими профессиями. В архаических религиях это профессии знахаря или шамана. Инициации третьей категории специфически характеризует значение личных переживаний. Инициации тайных обществ и инициации шаманского типа имеют много общего. Принципиально же они различаются вследствие особого значения экстатического элемента, свойственного шаманским инициациям. Несмотря на наличие специализированной направленности, инициации всех трех категорий имеют общий знаменатель; с определенной точки зрения они похожи друг на друга.

Мирча Элиаде - Инициация.
Л.П. Морина - Ритуальный танец и миф.
среда, 15 августа 2018 г.
now I'm here because of her. Kumo Kuroi 20:29:16
­­
Бродский. Renisan 10:32:52

«Вертумн»

I

Я встретил тебя впервые в чужих для тебя широтах.
Нога твоя там не ступала; но слава твоя достигла
мест, где плоды обычно делаются из глины.
По колено в снегу, ты возвышался, белый,
больше того - нагой, в компании одноногих,
тоже голых деревьев, в качестве специалиста
по низким температурам. "Римское божество" -
гласила выцветшая табличка,
и для меня ты был богом, поскольку ты знал о прошлом
больше, нежели я (будущее меня
в те годы мало интересовало).
С другой стороны, кудрявый и толстощекий,
ты казался ровесником. И хотя ты не понимал
ни слова на местном наречьи, мы как-то разговорились.
Болтал поначалу я; что-то насчет Помоны,
петляющих наших рек, капризной погоды, денег,
отсутствия овощей, чехарды с временами
года - насчет вещей, я думал, тебе доступных
если не по существу, то по общему тону
жалобы. Мало-помалу (жалоба - универсальный
праязык; вначале, наверно, было
"ой" или "ай") ты принялся отзываться:
щуриться, морщить лоб; нижняя часть лица
как бы оттаяла, и губы зашевелились.
"Вертумн", - наконец ты выдавил. "Меня зовут Вертумном".

II

Это был зимний, серый, вернее - бесцветный день.
Конечности, плечи, торс, по мере того как мы
переходили от темы к теме,
медленно розовели и покрывались тканью:
шляпа, рубашка, брюки, пиджак, пальто
темно-зеленого цвета, туфли от Балансиаги.
Снаружи тоже теплело, и ты порой, замерев,
вслушивался с напряжением в шелест парка,
переворачивая изредка клейкий лист
в поисках точного слова, точного выраженья.
Во всяком случае, если не ошибаюсь,
к моменту, когда я, изрядно воодушевившись,
витийствовал об истории, войнах, неурожае,
скверном правительстве, уже отцвела сирень,
и ты сидел на скамейке, издали напоминая
обычного гражданина, измученного государством;
температура твоя была тридцать шесть и шесть.
"Пойдем", - произнес ты, тронув меня за локоть.
"Пойдем; покажу тебе местность, где я родился и вырос".

III

Дорога туда, естественно, лежала сквозь облака,
напоминавшие цветом то гипс, то мрамор
настолько, что мне показалось, что ты имел в виду
именно это: размытые очертанья,
хаос, развалины мира. Но это бы означало
будущее - в то время, как ты уже
существовал. Чуть позже, в пустой кофейне
в добела раскаленном солнцем дремлющем городке,
где кто-то, выдумав арку, был не в силах остановиться,
я понял, что заблуждаюсь, услышав твою беседу
с местной старухой. Язык оказался смесью
вечнозеленого шелеста с лепетом вечносиних
волн - и настолько стремительным, что в течение разговора
ты несколько раз превратился у меня на глазах в нее.
"Кто она?" - я спросил после, когда мы вышли.
"Она?" - ты пожал плечами. "Никто. Для тебя - богиня".

IV

Сделалось чуть прохладней. Навстречу нам стали часто
попадаться прохожие. Некоторые кивали,
другие смотрели в сторону, и виден был только профиль.
Все они были, однако, темноволосы.
У каждого за спиной - безупречная перспектива,
не исключая детей. Что касается стариков,
у них она как бы скручивалась - как раковина у улитки.
Действительно, прошлого всюду было гораздо больше,
чем настоящего. Больше тысячелетий,
чем гладких автомобилей. Люди и изваянья,
по мере их приближенья и удаленья,
не увеличивались и не уменьшались,
давая понять, что они - постоянные величины.
Странно тебя было видеть в естественной обстановке.
Но менее странным был факт, что меня почти
все понимали. Дело, наверно, было
в идеальной акустике, связанной с архитектурой,
либо - в твоем вмешательстве; в склонности вообще
абсолютного слуха к нечленораздельным звукам.

V

"Не удивляйся: моя специальность - метаморфозы.
На кого я взгляну - становятся тотчас мною.
Тебе это на руку. Все-таки за границей".

VI

Четверть века спустя, я слышу, Вертумн, твой голос,
произносящий эти слова, и чувствую на себе
пристальный взгляд твоих серых, странных
для южанина глаз. На заднем плане - пальмы,
точно всклокоченные трамонтаной
китайские иероглифы, и кипарисы,
как египетские обелиски.
Полдень; дряхлая балюстрада;
и заляпанный солнцем Ломбардии смертный облик
божества! временный для божества,
но для меня - единственный. С залысинами, с усами
скорее а ла Мопассан, чем Ницше,
с сильно раздавшимся - для вящего камуфляжа -
торсом. С другой стороны, не мне
хвастать диаметром, прикидываться Сатурном,
кокетничать с телескопом. Ничто не проходит даром,
время - особенно. Наши кольца -
скорее кольца деревьев с их перспективой пня,
нежели сельского хоровода
или объятья. Коснуться тебя - коснуться
астрономической суммы клеток,
цена которой всегда - судьба,
но которой лишь нежность - пропорциональна.

VII

И я водворился в мире, в котором твой жест и слово
были непререкаемы. Мимикрия, подражанье
расценивались как лояльность. Я овладел искусством
сливаться с ландшафтом, как с мебелью или шторой
(что сказалось с годами на качестве гардероба).
С уст моих в разговоре стало порой срываться
личное местоимение множественного числа,
и в пальцах проснулась живость боярышника в ограде.
Также я бросил оглядываться. Заслышав сзади топот,
теперь я не вздрагиваю. Лопатками, как сквозняк,
я чувствую, что и за моей спиною
теперь тоже тянется улица, заросшая колоннадой,
что в дальнем ее конце тоже синеют волны
Адриатики. Сумма их, безусловно,
твой подарок, Вертумн. Если угодно - сдача,
мелочь, которой щедрая бесконечность
порой осыпает временное. Отчасти - из суеверья,
отчасти, наверно, поскольку оно одно -
временное - и способно на ощущенье счастья.

VIII

"В этом смысле таким, как я, -
ты ухмылялся, - от вашего брата польза".

IX

С годами мне стало казаться, что радость жизни
сделалась для тебя как бы второй натурой.
Я даже начал прикидывать, так ли уж безопасна
радость для божества? не вечностью ли божество
в итоге расплачивается за радость
жизни? Ты только отмахивался. Но никто,
никто, мой Вертумн, так не радовался прозрачной
струе, кирпичу базилики, иглам пиний,
цепкости почерка. Больше, чем мы! Гораздо
больше. Мне даже казалось, будто ты заразился
нашей всеядностью. Действительно: вид с балкона
на просторную площадь, дребезг колоколов,
обтекаемость рыбы, рваное колоратуро
видимой только в профиль птицы,
перерастающие в овацию аплодисменты лавра,
шелест банкнот - оценить могут только те,
кто помнит, что завтра, в лучшем случае - послезавтра
все это кончится. Возможно, как раз у них
бессмертные учатся радости, способности улыбаться.
(Ведь бессмертным чужды подобные опасенья.)
В этом смысле тебе от нашего брата польза.

X

Никто никогда не знал, как ты проводишь ночи.
Это не так уж странно, если учесть твое
происхождение. Как-то за полночь, в центре мира,
я встретил тебя в компании тусклых звезд,
и ты подмигнул мне. Скрытность? Но космос вовсе
не скрытность. Наоборот: в космосе видно все
невооруженным глазом, и спят там без одеяла.
Накал нормальной звезды таков,
что, охлаждаясь, горазд породить алфавит,
растительность, форму времени; просто - нас,
с нашим прошлым, будущим, настоящим
и так далее. Мы - всего лишь
градусники, братья и сестры льда,
а не Бетельгейзе. Ты сделан был из тепла
и оттого - повсеместен. Трудно себе представить
тебя в какой-то отдельной, даже блестящей, точке.
Отсюда - твоя незримость. Боги не оставляют
пятен на простыне, не говоря - потомства,
довольствуясь рукотворным сходством
в каменной нише или в конце аллеи,
будучи счастливы в меньшинстве.

XI

Айсберг вплывает в тропики. Выдохнув дым, верблюд
рекламирует где-то на севере бетонную пирамиду.
Ты тоже, увы, навострился пренебрегать
своими прямыми обязанностями. Четыре времени года
все больше смахивают друг на друга,
смешиваясь, точно в выцветшем портмоне
заядлого путешественника франки, лиры,
марки, кроны, фунты, рубли.
Газеты бормочут "эффект теплицы" и "общий рынок",
но кости ломит что дома, что в койке за рубежом.
Глядишь, разрушается даже бежавшая минным полем
годами предшественница шалопая Кристо.
В итоге - птицы не улетают
вовремя в Африку, типы вроде меня
реже и реже возвращаются восвояси,
квартплата резко подскакивает. Мало того, что нужно
жить, ежемесячно надо еще и платить за это.
"Чем банальнее климат, - как ты заметил, -
тем будущее быстрей становится настоящим".

XII

Жарким июльским утром температура тела
падает, чтоб достичь нуля.
Горизонтальная масса в морге
выглядит как сырье садовой
скульптуры. Начиная с разрыва сердца
и кончая окаменелостью. В этот раз
слова не подействуют: мой язык
для тебя уже больше не иностранный,
чтобы прислушиваться. И нельзя
вступить в то же облако дважды. Даже
если ты бог. Тем более, если нет.

XIII

Зимой глобус мысленно сплющивается. Широты
наползают, особенно в сумерках, друг на друга.
Альпы им не препятствуют. Пахнет оледененьем.
Пахнет, я бы добавил, неолитом и палеолитом.
В просторечии - будущим. Ибо оледененье
есть категория будущего, которое есть пора,
когда больше уже никого не любишь,
даже себя. Когда надеваешь вещи
на себя без расчета все это внезапно скинуть
в чьей-нибудь комнате, и когда не можешь
выйти из дому в одной голубой рубашке,
не говоря - нагим. Я многому научился
у тебя, но не этому. В определенном смысле,
в будущем нет никого; в определенном смысле,
в будущем нам никто не дорог.
Конечно, там всюду маячат морены и сталактиты,
точно с потекшим контуром лувры и небоскребы.
Конечно, там кто-то движется: мамонты или
жуки-мутанты из алюминия, некоторые - на лыжах.
Но ты был богом субтропиков с правом надзора над
смешанным лесом и черноземной зоной -
над этой родиной прошлого. В будущем его нет,
и там тебе делать нечего. То-то оно наползает
зимой на отроги Альп, на милые Апеннины,
отхватывая то лужайку с ее цветком, то просто
что-нибудь вечнозеленое: магнолию, ветку лавра;
и не только зимой. Будущее всегда
настает, когда кто-нибудь умирает.
Особенно человек. Тем более - если бог.

XIV

Раскрашенная в цвета зари собака
лает в спину прохожего цвета ночи.

XV

В прошлом те, кого любишь, не умирают!
В прошлом они изменяют или прячутся в перспективу.
В прошлом лацканы уже; единственные полуботинки
дымятся у батареи, как развалины буги-вуги.
В прошлом стынущая скамейка
напоминает обилием перекладин
обезумевший знак равенства. В прошлом ветер
до сих пор будоражит смесь
латыни с глаголицей в голом парке:
жэ, че, ша, ща плюс икс, игрек, зет,
и ты звонко смеешься: "Как говорил ваш вождь,
ничего не знаю лучше абракадабры".

XVI

Четверть века спустя, похожий на позвоночник
трамвай высекает искру в вечернем небе,
как гражданский салют погасшему навсегда
окну. Один караваджо равняется двум бернини,
оборачиваясь шерстяным кашне
или арией в Опере. Эти метаморфозы,
теперь оставшиеся без присмотра,
продолжаются по инерции. Другие предметы, впрочем,
затвердевают в том качестве, в котором ты их оставил,
отчего они больше не по карману
никому. Демонстрация преданности? Просто склонность
к монументальности? Или это в двери
нагло ломится будущее, и непроданная душа
у нас на глазах приобретает статус
классики, красного дерева, яичка от Фаберже?
Вероятней последнее. Что - тоже метаморфоза
и тоже твоя заслуга. Мне не из чего сплести
венок, чтоб как-то украсить чело твое на исходе
этого чрезвычайно сухого года.
В дурно обставленной, но большой квартире,
как собака, оставшаяся без пастуха,
я опускаюсь на четвереньки
и скребу когтями паркет, точно под ним зарыто -
потому что оттуда идет тепло -
твое теперешнее существованье.
В дальнем конце коридора гремят посудой;
за дверью шуршат подолы и тянет стужей.
"Вертумн, - я шепчу, прижимаясь к коричневой половице
мокрой щекою, - Вертумн, вернись".

1990

Категории: Стихи
вторник, 14 августа 2018 г.
Взято: Re: !369 for a very long time, i've li..li..liked you Неразлучник 19:58:59
­rаgamuffin 14 августа 2018 г. 22:01:51 написал в ­t w i n s
THE PATH THAT USED TO BE FAMILIAR, IT’S NOW UNFAMILIAR
IS THIS THE PATH I KNOW? I ASK MYSELF
WHAT IF SHE’S LOOKING FOR ME?
I’M LOOKING FOR YOU RIGHT NOW
SeVeNTEEn - DON't WANNa CrY
­­
Источник: http://wearetwins.b­eon.ru/0-410-369-for­-a-very-long-time-i-­ve-li-li-liked-you.z­html#17
some times мятная луна 14:32:07
сказала себе, что буду копить алмазы
а в итоге слила сразу же после запуска ивента, потому что хочу получить хоть один сет :-(­
14:32:59 мятная луна
ещё и этот грёбаный сложнокрафтовый костюм на последнем уровне главы нечестно, блин(
14:34:31 мятная луна
а ведь я первостепенной целью поставила пройти все 15 глав существующие на данный момент
14:35:19 мятная луна
за 2 месяца прошла 9 /почти, остался только этот глупый уровень/ но в начале они все были очень лёгкие(


утраченные иллюзии > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
пройди тесты:
Ты сестра Саске или ещё одно...
ЧЗН?!акацуки у меня...
Чара Хранители
читай в дневниках:
42
43
44

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх